Грош цена в базарный день

Те, кто внимательно дочитали «Капитал» хотя бы до сотой страницы, знают, что каждый товаропроизводитель, тысячелетиями, перед тем как выйти на рынок, не только ставит свечку богу, но и определяет, приблизительно, стоимость своего товара. Заметьте, не цену, а стоимость, от которой он и будет «плясать» на рынке, при определении цены, если только купец-перекупщик не заставит его продать товар до подхода к рынку, да по бросовой цене.

В результате роста производительности труда снижается стоимость ЕДИНИЦЫ товара, поэтому за большую массу товара ремесленник от купца получал и получает везде неизменную, а чаще всего меньшую сумму денег, даже если нет кризиса, но есть инфляция. Наблюдательный купец об этом знает, но не «распространяется» на эту тему, поскольку это его «ноу-хау».

Оценивая свой товар, мелкий производитель задается, прежде всего, вопросом, сколько труда, рабочего времени он затратил на производство и, потому, сколько другого товара он может выменять за свой товар. Если, например, ремесленник выносит на рынок продукт, над изготовлением которого он трудился с нормальной интенсивностью целый год, то он прикидывает, сколько и какого товара он должен выменять на свой продукт, чтобы иметь возможность в течение следующего года, не разгибая спины, но и не умирая от голода и холода, трудиться над новой годовой порцией своего товара. На этой же основе осуществляется и современный «бартер» между крупнейшими компаниями. Величину притягательности своего продукта, товаровладелец может оценить только через некоторое количество другого товара, который бы ему хотелось бы выменять на рынке, в том числе и золотого, стоимость которого должна быть равна стоимости первого товара. Но для этого, все-таки, нужно, хотя бы приблизительно, представлять стоимость своего продукта в величинах собственных затрат.

После победы над феодализмом бывшие купцы и ростовщики образовали новый класс, буржуазию, разделив между собой различные стадии обращения единого общественного капитала, претендуя на доли прибавочной стоимости, пропорциональные размерам авансированного ими капитала.

Когда ещё не было денег и, следовательно, современного представления о слове «цена», оценка, т.е. определение величины стоимости СВОЕГО товара, осуществлялась не с помощью денег (золотых или бумажных), как сегодня, а через стоимость какого-либо иного товара, равную, т.е. эквивалентную, стоимости СВОЕГО товара. Ремесленники интуитивно сравнивают не только потребительные стоимости товаров, а их стоимости, которые и предопределяют, в конце концов, весовые или штучные пропорции обмена. Например: 100 кг зерна = 2 топорам. Но для этого, как не верти, нужно хоть чуть-чуть догадываться, сколько стоит или во что обходится самому ремесленнику производство его товара, и, прежде всего, сколько времени он затратил на производство зерна, чтобы иметь возможность определить, сколько зерна нужно отдать за топор, чтобы не прослыть на рынке мифологическим дураком.

Ленину, после гражданской войны в России, а затем и Сталину, пришлось столкнуться с многоукладностью российского общества, т.е. с поликлассовым его устройством, а Сталину, в 50-е годы, пришлось констатировать наличие класса… колхозного, кооперативного крестьянства, оторвать который от хвоста своей родной и даже кооперативной коровы и превратить его в класс нормальных людей творческого труда и гарантированной пенсии оказалось делом огромной трудности.

Когда же появились золотые деньги, то многие стали выражать величину стоимости своего товара через стоимость золота, заключенную в полновесных монетах. На долгие века величина стоимости некоторого количества золота, эквивалентная стоимости любого иного товара, стала называться ценой товара. Поэтому, думаю, что нормальные читатели «Прорыва» поняли, что выражение «стоимостная оценка», есть сокращенное обозначение процесса измерения стоимости своего товара через стоимость иных товаров, независимо от того, присутствует на рынке золото или ещё нет. Но и после появления золота, владелец товара всегда оценивал стоимость не только товара, но и золота, предлагаемого ему в качестве эквивалента стоимости товара. Поэтому цена золота и на современном рынке всегда колеблется, отражая колебание мнений товаровладельцев относительно текущей стоимости золота в слитках. В непонимании этой проблемы и коренится причина загнивания Испании и Португалии в эпоху конкисты. Когда их рынки переполнились золотом и серебром инков, продавцы за прежние предметы потребления стали требовать все более высокую плату золотом, и его опять стало катастрофически не хватать для осуществления испанских и португальских имперских устремлений.

В оценке товара всегда содержится некоторая погрешность, но погрешность и возникает именно в процессе попыток стоимостной оценки товара.

Для тех же, кто хочет понять суть учения Маркса по этому вопросу, приведу фрагмент из «Капитала» в надежде, что он усилит в некоторых читателях желание прочитать подлинник в полном объёме. Маркс всегда с большим уважением относился к читателям и старался все проблемы излагать доказательно.

В частности, Маркс пишет:

«…Приравнивая свои различные продукты при обмене один к другому как стоимости, люди приравнивают свои различные виды труда один к другому как человеческий труд. Они не сознают этого, но они это делают. Таким образом, у стоимости не написано на лбу, что она такое. Более того: стоимость превращает каждый продукт труда в общественный иероглиф. Впоследствии люди стараются разгадать смысл этого иероглифа, проникнуть в тайну своего собственного общественного продукта, потому что определение предметов потребления как стоимостей есть общественный продукт людей не в меньшей степени, чем, например, язык. Позднее научное открытие, что продукты труда, поскольку они суть стоимости, представляют собой лишь вещное выражение человеческого труда, затраченного на их производство, составляет эпоху в истории развития человечества, но оно отнюдь не рассеивает вещной видимости общественного характера труда. Лишь для данной особенной формы производства, для товарного производства, справедливо, что специфически общественный характер не зависимых друг от друга частных работ состоит в их равенстве как человеческого труда вообще и что он принимает форму стоимостного характера продуктов труда. Между тем для людей, захваченных отношениями товарного производства, эти специальные особенности последнего - как до, так и после указанного открытия - кажутся имеющими всеобщее значение, подобно тому, как свойства воздуха - его физическая телесная форма - продолжают существовать, несмотря на то, что наука разложила воздух на его основные элементы. Практически лиц, обменивающихся продуктами, интересует прежде всего вопрос: сколько чужих продуктов можно получить за свой, т. е. в каких пропорциях обмениваются между собой продукты? Когда эти пропорции достигают известной прочности и становятся привычными, тогда КАЖЕТСЯ, будто они обусловлены самой природой продуктов труда. Так, например, равенство стоимости одной тонны железа и двух унции золота воспринимается совершенно так же, как тот факт, что фунт золота и фунт железа имеют одинаковый вес, несмотря на различие физических и химических свойств этих тел. В действительности стоимостный характер продуктов труда утверждается лишь путём их проявления как стоимостей определённой величины. Величины стоимостей непрерывно изменяются, независимо от желания, предвидения и деятельности лиц, обменивающихся продуктами. В глазах последних их собственное общественное движение принимает форму движения вещей, под контролем которого они находятся, вместо того чтобы его контролировать. Необходимо вполне развитое товарное производство для того, чтобы из самого опыта могло вырасти научное понимание, что отдельные частные работы, совершаемые независимо друг от друга, но всесторонне связанные между собой как звенья естественно выросшего общественного разделения труда, постоянно приводятся к своей общественно пропорциональной мере. Для появления этого научного понимания необходимо вполне развитое товарное производство потому, что общественно необходимое для производства продуктов рабочее время прокладывает себе путь через случайные и постоянно колеблющиеся меновые отношения продуктов частных работ лишь НАСИЛЬСТВЕННО в качестве регулирующего естественного закона, действующего подобно закону тяготения, КОГДА НА ГОЛОВУ ОБРУШИВАЕТСЯ ДОМ.Определение величины стоимости рабочим временем есть поэтому ТАЙНА, скрывающаяся под видимым для глаз движением относительных товарных стоимостей. Открытие этой тайны устраняет иллюзию, будто величина стоимости продуктов труда определяется чисто случайно, но оно отнюдь не устраняет вещной формы определения величины стоимости».

Ясно, что прочитать и понять за один раз всё это не всем под силу. Сегодня, когда уже «дом» на их голову обрушился, когда кризис насильственно, через массовые самоубийства, восстанавливает нарушенные предпринимателями пропорции, они так и не поняли, что именно разрушение всего и вся и есть проявление закона стоимости.

Подобно тому, как «медвежатники», внимательно присмотревшись к устройству сейфа, догадались применять «гусиную лапку», чтобы извлечь из него деньги купца, точно так купцы, присмотревшись повнимательнее, догадались применять сами деньги для того, чтобы извлечь деньги из кошельков всех остальных своих современников, в том числе, и «медвежатников».

Однако уверен, что постоянные читатели «Прорыва» поняли, что такое «стоимостная оценка товара», т.е. достаточно житейская операция оценки способности своего товара обмениваться на ожидаемое количество иного товара, будь то хоть само золото.

В. Подгузов

____________________________________
Уважаемые читатели!
Заносите в закладки и изучайте наши издания:
I. Общественно-политический журнал «Прорыв»
II. Газета «Прорывист»

Поддержите редакцию:
I. Принципы финансирования
II. Подписка на газету
III. Заказ нашей брошюры почтой с автографом автора
IV. Заказ нашей книги "Жизнеописание красного вождя"

#рынок #экономика #финансы #бизнес секреты #бизнес книги #базар #цены #марксизм-ленинизм #интересные факты #политика и общество

Больше интересных статей здесь: Бизнес.

Источник статьи: Грош цена в базарный день.

Написать комментарий