Боюсь встретиться с сыном

Я никогда не была идеальной матерью. Я бы сказала, что вообще ею никогда не была. Моя жизнь была прекрасной, но в какой-то момент я поднялась на самый пик, а оттуда рухнула в пропасть. Часто думаю, вспоминаю прошлое и понимаю, что виновата во всем только я. Нет никаких высших сил, чужого влияния и прочих вещей, на которые я раньше скидывала с себя вину и ответственность. Пусть мое будущее сильно изменилось, но я очень жалею обо всем, что произошло в моем прошлом. У меня была замечательная семья. Родители очень меня любили, но потом включился подростковый максимализм, и я стала очень конфликтной. Ну вот все мне не нравилось, родители очень раздражали, все было совсем не так, как мне хотелось. Мама и папа старались улучшить мою жизнь, говорили со мной, спрашивали, что происходит, но я нарочно выводила их на конфликт или просто игнорировала. Для меня это был способ впасть в сладостное состояние «меня никто не понимает», «я несчастна» и прочее в том же духе. Мне хотелось оказаться самой несчастной в глазах одноклассниц. И они меня поддерживали! Только вот я заигралась по полной программе, и родители решили наказать меня, отправив на три недели к тете. Мол поживи без нас и посмотри какого это.

Тетя Вика мамина родная сестра, так вот ей вообще было все равно на мои истерики, да и на меня в том числе. Вика вела себя сама как подросток и мы быстро нашли общий язык. Она мне сразу сказала, чтобы я просто вела себя нормально и не лезла в ее личную жизнь, на этом воспитание с ее стороны закончится. Я согласилась на подобные условия. А ровно через день в нашу школу пришел фотограф, чтобы отснять старшеклассников. Я его увидела и влюбилась! Как в дешевой мелодраме или детской сказке, что аж живот скручивало и язык немел, когда он оказывался рядом. Я договорилась с ним о фотосессии для портфолио. Вечером в среду провели фотосъемку, а в четверг утром уже проснулись вместе. Наши отношения продолжались недолго, потому что через месяц я узнала, что беременна. Естественно, моего избранника ветром сдуло, и я осталась совершенно одна. Вике сказать боялась. Родителям тоже. Я скрывала все до последнего, хотя могла рассказать, получить люлей и сходить с мамой к врачу. Но я дотянула до пятого месяца. Мешковатая одежда стала уж слишком подозрительной, мама поняла, что я не просто набрала лишний вес. Она плакала, отец ругался, а в итоге меня выгнали из дома. Я понимаю, что они хотели просто припугнуть, но я ушла. Жила пару дней на улице, потом попала в странную компанию, мы все вместе жили в забитой хламом квартире. Там я пребывала до самых родов. Я забыла обо всех своих проблемах, этот отрезок моей жизни покрыт плотной пеленой тумана. После родов вернулась в этот притон и продолжила тот образ жизни. Соседи прощали нам все эти гулянки, но когда увидели, что в квартире появился ребенок, то заявили в социальную службу. Сына забрали, меня лишили родительских прав.

Я прошла огромный путь, трудную реабилитацию в клинике, процесс социализации, школьная программа куда позже сверстников. Было стыдно, больно, невыносимо одиноко. Родители больше никогда не общались со мной как прежде, я осталась в одиночестве, потеряв семьи и сына. Сейчас мне 27, моему сыну девять лет. Я знаю где он находится, но боюсь там появиться. Он мне никогда не простит, что я бросила его там. Сейчас же все изменилось, я веду здоровый образ жизни, работаю, заканчиваю институт. А ведь все это время со мной рядом мог быть мой сын. Уже шесть раз я хотела приехать, купила подарок, собралась, а потом просто трусила и оставляла все дома. Да и зачем ему такая мать? Он мало того, что никогда меня не видел, так еще и стыдиться будет. Ведь там дети от тех родителей, которым они были не нужны, которые погибли. А здесь просто мать-подросток, которая из-за выпивки потеряла собственного сына и ему пришлось расти в приюте. Если он узнает, то никогда меня не простит. Я даже с социальной службой разговаривала, мне могут даже восстановить родительские права, ведь условия для жизни ребенка сейчас отличные. Но как только я думаю о том, что могу увидеться с ним, все внутри сковывает от стыда и боли. Не знаю, смогу ли я хоть когда-нибудь решиться на это.



Боюсь встретиться с сыном